Доска объявлений
Предлагаю сотрудничество в новом интернет проектеДжемпер охранникаПродам колесо рабочее к насосу нцв 160/80.

«„Все в городе знают, что нам нужно платить!“ — кричали пьяные милиционеры, нанося удары»

В Славутиче Киевской области сотрудники милиции жестоко избили мужчин, снимавших на видеокамеру, как правоохранители отбирали у чернобыльца пенсию. После ЧП жители городка заявили о том, что уже не впервые подвергаются вымогательствам со стороны милиционеров ЧП в Славутиче Киевской области случилось в День милиции. Попытка двоих мужчин снять на видеокамеру то, как стражи порядка забирают у чернобыльца пенсию, закончилась для них сотрясением мозга, ушибами и больничной койкой. По словам потерпевших, сотрудники милиции, увидев камеру, затолкали их в служебный автомобиль и отвезли в горотдел, где несколько часов жестоко избивали. Причем делали это не рядовые милиционеры, а… сам начальник горотдела и его заместитель. Когда избитые оказались в больнице, правоохранители попытались обвинить во всем их самих — дескать, мужчины были пьяными и хулиганили. — Этот случай стал последней каплей, — говорит житель Славутича Сергей. — Люди поняли, что больше молчать нельзя. На самом деле вымогательства и избиения продолжаются не первый год. Начальник горотдела никому не дает проходу: будь ты предприниматель или обычный пенсионер. Если не платишь ему денег, тебя бьют. Если продолжаешь сопротивляться, делают твою жизнь невыносимой. Люди боятся милиционеров, потому что знают: эти изверги способны на все. «У нас в городе, чтобы выжить, надо «сотрудничать» с милицией» Тихий Славутич не узнать. Сейчас здесь висят плакаты с надписями: «Долой милицейский беспредел!», «Время прекратить этот произвол». Вопрос о злоупотреблениях местной милиции на днях подняли городские власти — ЧП с избиением мужчин обсуждали на сессии горсовета. Люди один за другим пишут заявления в прокуратуру, рассказывая о том, как подвергались вымогательствам со стороны милиционеров. — За последние три года обстановка в Славутиче накалилась до предела, — рассказывает 40-летний местный житель Олег Куц (на фото). Олега и его друга Армана Хачатряна корреспондент «ФАКТОВ» навестила в районной больнице. На лицах обоих мужчин до сих пор остались следы от ударов. У Олега, кроме сотрясения мозга и ушибов, подозревают трещину височной кости. — С тех пор как начальником Славутичского горотдела милиции стал Иван Сергиенко, здесь, чтобы выжить, надо «сотрудничать» с милицией. Сотрудничество заключается в том, чтобы регулярно платить милиционерам дань. Особенно страдают предприниматели. Не так давно я занялся бизнесом, связанным со стройматериалами. Увидев, что дела пошли неплохо, меня тут же навестил участковый и намекнул: так, мол, и так, вы бы пришли к нашему начальнику, поговорили. Прекрасно зная, к чему все эти разговоры, я отказался. Официально плачу налоги, почему должен платить еще и начальнику горотдела? Сотрудникам милиции мой отказ, конечно, не понравился. С тех пор они стали регулярно ко мне наведываться. Сначала только намекали, а потом уже говорили прямым текстом: неужели не понимаете, что нужно «решать вопрос»? Я не сдавался. Тогда милиционеры переключились на Владимира Семеновича. — Мы с Олегом давно дружим, — присоединяется к разговору пенсионер-чернобылец Владимир Семенович Махалакин .Однажды Олег защитил меня от квартирных мошенников и с тех пор обо мне заботится. Помогает по хозяйству, приносит продукты. С милицией у меня никогда не было никаких дел. И тут приходит ко мне участковый и начинает: «Передайте своему Олегу, чтобы зашел к нашему начальнику». А два месяца назад мы с соседом пошли за продуктами в магазин и купили бутылку пива. Так и несли ее в пакете, не открывая. Еще в магазине я заметил, что за нами пристально наблюдает какой-то мужчина. На улице он нас догнал. С ним были двое милиционеров. Они сказали, что видели, как мы покупали пиво и якобы его пили, и приказали мне проехать с ними в горотдел. Соседа почему-то не просили, а меня заставили. В горотделе один из милиционеров начал доставать содержимое моего пакета. Зелень, продукты, носки… И вдруг показал мне сверток исписанной бумаги: «А это что?» «Не знаю, — сказал я, чувствуя неладное. — Это не мое». «Не твое, говоришь?!» — закричал мужчина в гражданском и ударил меня кулаком по голове. Все поплыло перед глазами. «Здесь патроны, — покачал головой милиционер, развернув сверток. — Ведите его к замначальника». Заместитель начальника горотдела Виталий Наполов сразу сказал: «Тебе грозит от трех до пяти лет, и ты никому ничего не докажешь. Но можешь заплатить штраф». И показал руками сумму — десять. «Десять тысяч?» — возмутился я. «Да, — кивнул Наполов. — Гривен, разумеется». Я сказал, что у меня нет таких денег. «Зато у Олега твоего есть, — пожал плечами Наполов. — Вот и звони ему. А нет — посадим тебя в наш «петушатник». Выйдешь оттуда — сам кукарекать будешь». Я позвонил Олегу, но он лежал с температурой и не выходил из дому. Милиционеры меня отпустили, пообещав, что мы еще встретимся. — Конечно, я никуда не собирался идти, — качает головой Олег. — А Владимир Семенович после этого инцидента заметил за собой слежку. Потом его еще раз забрали в горотдел и сказали, что если я не хочу отдавать им деньги, они будут забирать у него пенсию. Мы с друзьями организовали Владимиру Семеновичу круглосуточную охрану. А когда к нему каждый день начал без повода являться участковый, и вовсе вывезли пенсионера в другой город. Тут пришло время получать пенсию. Зная, что милиционеры наверняка с утра поджидают Владимира Семеновича возле почтового отделения, мы с другом Арманом тоже поехали на почту. Кассир на почте быстро всех обслуживала, но когда Владимир Семенович дал ей удостоверение, вдруг замялась, встала и начала кому-то звонить. Не прошло и минуты, как на почте появились двое милиционеров. Поняв, что к чему, Владимир Семенович выбежал через другой выход. — Кстати, издалека было заметно, что они уже хорошо выпившие, — говорит Арман Хачатрян. Еще бы, был ведь День милиции. Мы явно помешали им выполнить приказ начальства и получить пенсию Владимира Семеновича. Олег с пенсионером уехали, а я еще несколько раз ходил «на разведку» — проверял, не ушли ли милиционеры. Но они крутились неподалеку. В конце концов мы с Олегом не выдержали. Как так? Почему мы должны убегать от этих негодяев? И решили снять все на видеокамеру. «Когда кассир стала кому-то звонить, я не выдержал: «Вы что, издеваетесь? Помогаете ментам забирать у стариков пенсии?!»» — Не успели мы войти в отделение почты, как рядом сразу возник участковый, — вспоминает Олег. — Мы подвели Владимира Семеновича к кассе, но кассир опять заволновалась и начала кому-то звонить. «Вы что, издеваетесь? — не выдержал я. — Помогаете ментам забирать у стариков пенсии?!» Этот момент есть на нашей записи. Кассир начала неуклюже оправдываться, но деньги по-прежнему не выдавала. Тем временем участковый куда-то ушел, а через пару минут вернулся с коллегами. «Быстро в горотдел, — приказал. — Вы проводите несанкционированную съемку». «А то, что вы делаете, санкционированно?! — возмутились мы с Арманом. — И потом, здесь не запрещено снимать». То, что происходило дальше, тоже есть на записи. Не став церемониться, милиционеры силой затолкали нас в машину и увезли в горотдел. Владимир Семенович остался на почте. В горотделе, по словам Олега и Армана, их уже ждал начальник Иван Сергиенко. — Арман остался в коридоре, а меня лейтенант повел в кабинет на допрос, — продолжает Олег. — Я повторил, что именно мы снимали и зачем. Лейтенант записывал мои слова, как вдруг мы услышали крик начальника горотдела Сергиенко. Его грубый голос ни с каким другим не перепутаешь. Из потока слов я разобрал только маты. «Что происходит? — спросил я. — Там Армана случайно не бьют?» Лейтенант тяжело вздохнул и как-то виновато сказал: «Не знаю. Здесь все решают другие люди». Тут в кабинет зашел заместитель начальника Виталий Наполов, а вслед за ним и сам Сергиенко. Оба были пьяны. Обругав меня последними словами, Сергиенко прищурился: «Слышишь ты, шустрый. Почему до сих пор не являлся? Тебе передавали, что я хотел тебя видеть?» После этого Сергиенко начал меня избивать. Бил по голове, в живот, в грудь… Я кричал, но пьяный Сергиенко меня перекрикивал: «Ах ты, сволочь! Все в городе платят, потому что знают, что нам нужно платить. Один ты такой беспредельщик!» Я лежал на полу, а Сергиенко продолжал наносить удары. Казалось, он не остановится, пока не убьет меня. Было ощущение, что мне проломили череп. Тело будто налилось свинцом, я не мог пошевелиться. Краем глаза видел лейтенанта, который меня допрашивал. Забившись в угол комнаты, он с ужасом наблюдал за Сергиенко и Наполовым. — И, наверное, боялся попасться им на глаза, — качает головой Арман. — Услышав крики Сергиенко, Олег не ошибся — в тот момент «прессовали» меня. Сергиенко был в стельку пьян и абсолютно неуправляем. Если бы я не пытался защищаться, наверное, сейчас перед вами не сидел бы. Они с Наполовым действовали четко и слаженно: один меня держал, а другой избивал. Я чувствовал, что мне не только покалечили голову, но и отбили почки. В какой-то момент Сергиенко в очередной раз на меня замахнулся, но я отскочил, и он ударил по лицу участкового. Тот отлетел в другой конец комнаты и сильно разбил лицо. А умывшись, вернулся в комнату и робко сказал: «Извините, Иван Иванович, что… попал вам под руку». Он, как и другие сотрудники, панически боялся Сергиенко. — Наверное, нас убили бы, если бы не жена Армана, которой он еще перед допросом успел отправить эсэмэску, — говорит Олег. — Арман не отвечал на звонки, и Марина начала звонить на горячую линию МВД. За тот вечер она позвонила туда шесть раз — это зафиксировано официально. — Меня продолжали избивать, когда в кабинет забежал еще один сотрудник милиции, — вспоминает Арман. — Он передал Сергиенко телефонную трубку, из которой раздался крик: «Вы что там, совсем охренели?! Горячую линию обрывают. Что у вас происходит?!» «Марина Ручка — это твоя жена? — спросил Сергиенко, повесив трубку. — Сейчас же уйми ее, или будет хуже». Пока я по приказу Сергиенко звонил супруге, один из сотрудников начал меня фотографировать. «Завтра читай о себе в местных газетах, — ухмыльнулся Сергиенко. — Ты же беспредельщик, устроил на улице дебош. И нам пришлось тебя задержать». «По горотделу пошел слух, что из Киева едет комиссия. Это нас и спасло» — По тону Армана его жена поняла, что все очень плохо, — продолжает Олег. — Марина подняла на ноги родственников, они приехали в горотдел. Только это нас и спасло. По горотделу пошел слух, что из Киева уже едет комиссия. Это немного отрезвило заместителя Сергиенко Наполова. Он даже начал уговаривать меня никуда не обращаться. «Ну что ты в самом деле, — махнул рукой. — У нас же с тобой много общих знакомых, мы, считай, дружим. Что же ты, пойдешь жаловаться?» Я изо всех сил старался держать себя в руках. Людей из Киева мы не дождались. Видя, что мы с Арманом еле держимся на ногах, родственники отвезли нас в больницу. Кроме многочисленных гематом и ушибов, у обоих мужчин диагностировали сильное сотрясение мозга. Медики подозревают, что у Олега Куца треснула височная кость. — Когда забрали Олега и Армана, я остался на почте, — говорит Владимир Семенович. — Опять подошел к кассе, но кассир в очередной раз сказала подождать. Деньги у нее появились только тогда, когда на почту пришли милиционеры. Я понял, что пенсии не увижу. Сотрудники милиции подвели меня к кассе, проследили, чтобы я везде поставил подписи, а на выходе из почтового отделения забрали все до копейки. Это видели сотрудники почты, но все, конечно же, промолчали. А Олег и Арман на следующий день узнали, что на них составлен протокол за хулиганство. Якобы они устроили на почте пьяный дебош, громко матерились и приставали к людям. Судя по милицейским документам, это даже подтвердили свидетели. Комментируя ситуацию черниговскому телеканалу, заместитель начальника горотдела милиции Славутича Виталий Наполов сказал следующее: — В тот день около четырех часов вечера мне на мобильный позвонил исполняющий обязанности начальника участковых инспекторов, который сообщил, что к нему подбежали двое мужчин — Олег Куц и Арман Хачатрян. Олег начал дергать его за одежду, материться, кричать: мол, что, празднуем День милиции? И закричал лицу кавказской национальности Арману: «Давай, снимай его!» Сотрудник милиции спросил, на каком основании они его держат и толкают, и предупредил об ответственности. И сразу позвонил мне. Я позвонил в дежурную часть и сказал, что на нашего сотрудника напали. Там ответили, что соответствующее заявление уже поступило из почтового отделения. Заявитель жаловался, что эти двое между собой ругались, проводили видеосъемку. — Что именно они снимали? — уточнили журналисты. — Я… не знаю. Главное то, что было нарушение общественного порядка и угрозы сотрудникам милиции. Это подтвердили работники почты. Туда выехал наряд Госслужбы охраны. Но этих мужчин никто не задерживал! Им просто предложили проехать в горотдел для дачи показаний по поводу их противоправного поведения. Они сами сказали: «Да, мы поедем» — и сели в автомобиль. Физическую силу к ним никто не применял. В горотделе их записали в журнал. Они дали объяснения, сказали, что причину видеосъемки объяснить не могут. — На сессии горсовета вы сказали, что эти мужчины были пьяны и находились под воздействием наркотических веществ. — Я этого не говорил, — отрезал милиционер. — Я просто сказал, что они осуществляли противоправные действия. (Надо заметить, на сессии горсовета Виталий Наполов действительно излагал ход событий несколько иначе. Там он говорил, что мужчины «ворвались на почту с другими несовершеннолетними в состоянии наркотического опьянения…» — Авт.) Откуда у Олега и Армана появились следы побоев, заместитель начальника горотдела милиции не объяснил. Начальник горотдела Иван Сергиенко и вовсе не давал прессе комментариев — после ЧП он ушел в отпуск. Сейчас взял отпуск и его заместитель. Поэтому все попытки «ФАКТОВ» связаться с ними не увенчались успехом — их телефоны были отключены. Тем временем состоялся суд по поводу составленного на Олега и Армана административного протокола. То, что происходило в суде, до сих пор обсуждают местные жители. Свидетели, на которых ссылались сотрудники милиции, обвиняя мужчин в хулиганстве, от своих показаний… отказались. Люди сказали, что не видели никакого нарушения правопорядка и сотрудники милиции сфальсифицировали протоколы с их подписями. «Я четко сказала участковому, что ничего не видела, — пожала плечами одна из сотрудниц почтового отделения. — Эти мужчины не матерились, ни к кому не приставали и уж тем более не были пьяны. Не понимаю, откуда взялись эти показания». «Сергиенко и Наполов сделали жизнь людей невыносимой. Достается всем — и предпринимателям, и военнослужащим, и атомщикам» С милицейскими протоколами не согласился ни один свидетель. В итоге суд снял с Армана и Олега все обвинения. А жители города начали массово обращаться в прокуратуру. Оказалось, вымогательства со стороны милиции они терпят уже не первый год. — Сергиенко и Наполов сделали жизнь людей невыносимой, — рассказывает «ФАКТАМ» местный житель Иван. — У меня нет никакого бизнеса, но год назад они добрались и до меня. Наполов вызвал к себе и попросил у меня бензин. Дескать, как благотворительную помощь милиции. Сказал, что для начала я должен им дать 80 литров бензина. Я пытался отказаться, но мне намекнули, что будут проблемы. Я сделал то, что они просили, а через две недели Наполов опять потребовал бензин. Я сказал, что у меня нет таких денег. Наполов при мне набрал номер моего начальника: «Ты понимаешь, что сейчас потеряешь работу?» — Достается не только предпринимателям, но и военнослужащим, и атомщикам, которые боятся потерять работу, — говорит житель Славутича Василий. — Даже если ты ничего не сделал, тебя найдут и начнут «прессовать». Разговор у них короткий: или платишь деньги, или милиция отправляет «телегу» на работу с настоятельной рекомендацией тебя уволить. Мой двоюродный брат два года был «на крючке» у Сергиенко, дошло до того, что милиционеры стали отнимать у него зарплату. Ему пришлось уехать из города. Тем временем в ситуацию вмешались городские власти. На сессии Славутичского горсовета было решено создать временную комиссию по расследованию последнего инцидента и направить соответствующий запрос в прокуратуру. — Мэр города, у которого я был на приеме, сказал, что готовит обращение по поводу этой ситуации к Президенту Украины Виктору Януковичу, — говорит Владимир Махалакин. — А местные активисты уже собирают митинги. Одновременно ведет проверку Управление внутренней безопасности киевской областной милиции. — К нам продолжают поступать жалобы на действия сотрудников милиции, — подтвердили «ФАКТАМ» во временной депутатской комиссии, созданной по поводу инцидента в горотделе. — После 14 января мы уже сможем рассказать о результатах нашей проверки. Более того, прокурор области создал прокурорско-следственную группу для расследования инцидента. В группу входят и сотрудники Припятской специализированной прокуратуры, чтобы расследование было объективным. Уверяем вас, если вина сотрудников милиции будет доказана, они понесут заслуженное наказание. — По факту избиения сотрудниками милиции двух мужчин прокуратура Славутича начала уголовное производство, — сообщили «ФАКТАМ» в пресс-службе прокуратуры Киевской области. — Сведения об уголовном правонарушении внесены прокурором города в Единый реестр досудебных расследований, начато досудебное следствие. Ход расследования контролирует прокурор Киевской области. — Сейчас инспекция по личному составу киевской областной милиции и Управление внутренней безопасности проводят проверки, результаты которых будут направлены в прокуратуру для принятия соответствующего решения, — добавили «ФАКТАМ» в пресс-службе киевской областной милиции. P.S. «ФАКТЫ» готовы предоставить возможность высказать свою позицию начальнику Славутичского горотдела милиции и его заместителю.
Автор: Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»
12.01.2013
Просмотров: 922



Комментарии посетителей (1)
14.01.2013 14.01.2013 | .Славутич

Все, подал рапорт Сергиенко, на увольнение

Vip объявления