Доска объявлений
Кредит для клиентов укрсиббанкаДвойные усиленные пружины для пневматики иж-38,  мр-512Дсп в деталях шёлк серый u707 st9 egger

Жизнь в Чернобыле

Чернобыльский саркофаг вырабатывает свой ресурс. Чтобы избежать угрозы новой утечки радиации, рядом с 4-м энергоблоком, где произошла одна из самых крупных в истории атомных катастроф, возводится огромная стальная конструкция. Ученые и инженеры работают, постоянно посматривая на дозиметры. Строительство идет в зараженной зоне. В эту местность, подвергшуюся радиоактивному заражению, постепенно приходят безопасность и порядок. Ошибки недопустимы. «Технические сложности огромны, - поясняет Николас Кайлле (Nicolas Caille), директор проекта. - Это предельно сложная инженерная задача. Ничего подобного ранее не возводилось». Видимо, это и явилось причиной, побудившей профессионалов преодолеть первоначальный страх и принять вызов. Целью данного мегапроекта является постройка нового защитного щита, который покроет Чернобыльскую АЭС и предотвратит распространение радиоактивных веществ. По форме это будет огромный купол длиной 164 метра, глубиной 257 метров и высотой 110 метров. Его строительство больше уже нельзя было откладывать. Старый железобетонный саркофаг оставлять было нельзя. Построенный в срочном порядке сразу же после аварии в 1986 году, сейчас он изъеден трещинами, по которым просачивается дождевая и талая вода. Строившие его советские ученые и инженеры заявили, что срок его эксплуатации будет составлять от 20 до 30 лет. С момента аварии уже прошло 26. «Обратный отсчет времени пошел, и ошибок мы себе позволить не можем», - подчеркивает Винс Новак (Vince Novak), директор по вопросам ядерной безопасности Европейского банка реконструкции и развития. На него возложено решение вопросов, связанных с финансированием строительства. Приводить точные цифры – дело неблагодарное, однако известно, что под саркофагом все еще находятся около 190 тонн топлива и радиоактивной пыли, которая может вырваться в атмосферу в случае обрушения. Еще один фактор риска связан с водой, накапливающейся внутри реактора, которая может просочиться в почву и затем заразить реки. «Нет сведений, которые могли бы вызвать беспокойство», -подчеркивает Новак. Угроза, которая уже не является неотвратимой, тем не менее, полностью еще не устранена. Именно поэтому мировое сообщество приняло решение о совместном финансировании этого проекта, который оценивается почти в миллиард долларов. Только на чертеж проекта ушло два года. Зато сейчас уже можно наблюдать первые ощутимые результаты. Конструкция старого саркофага обрела устойчивость, а где-то в 300 метрах от нее возвышается остов нового купола. Инженеры французского консорциума Novarka, который занимается осуществлением проекта, с гордостью показывают огромную стальную конструкцию, которая возвышается уже на 22 метра над землей. «Нам хотелось как можно быстрее воплотить в действительность разработанные чертежи. И теперь все это делается», - говорит Николас Кайлле. Подавляющее большинство рабочих - украинцы, проживающие в Чернобыле, всего в 15 километрах от АЭС. Этот город, скорее похожий на призрак, возвращается к жизни, несмотря на то, что был расположен в запретной зоне, по площади равной Люксембургу. Попасть в зону можно только пройдя многочисленные блок-посты и имея на руках специальное разрешение властей. В домах, покинутых прежними жильцами, были проведены мероприятия по дезактивации и был сделан ремонт. Сейчас сюда приезжает все больше людей, зачастую их вынуждают обстоятельства. Алла Калиниченко руководит одним из магазинов, в которых можно приобрести основные продукты питания. «Я работала в магазине Киева, который закрылся, и его хозяин предложил мне приехать сюда», -рассказывает она. Решение было непростым: «Мне было так страшно, что после первой рабочей смены я сказала себе, что больше сюда не вернусь. Все здесь внушало мне ужас. Но деньги заканчивались, и я вернулась. Мне хотелось плакать. Но люди мне помогли, успокоили меня, и я осталась». Это было 16 лет тому назад. Сейчас она работает посменно, в соответствии с нормами украинского законодательства: четыре дня в пределах зоны, три дня за ее пределами. В Чернобыле также проживают те, кто отвечает за техническое обслуживание АЭС, лесничие и физики-ядерщики. Игорь Чижевский работает в лаборатории по измерению радиоактивности отходов АЭС. Он говорит, что благодаря своим профессиональным знаниям, чувствует себя спокойно: «Я прекрасно знаю, что можно и чего нельзя делать. Главное – не попадать в сильно зараженные зоны и питаться здоровой пищей, исключая из рациона все продукты, в которых может содержаться радиация, такие, как грибы или красные плоды. Иногда можно выпить рюмку водки». Деньги тоже играют немалую роль. Игорь получает около 400 евро в месяц, в два раза больше, чем он зарабатывал бы на «континенте», как называют здесь остальную территорию Украины. Но проект еще далек от завершения. «Операция будет долгой, трудной, сложной…», - говорит Карло Манчини (Carlo Mancini), работающий в международном консорциуме IAG, обеспечивающим безопасность строительства. По завершении строительства купола он будет перемещен по рельсам и установлен над старым саркофагом. Запланированная дата окончания работ - конец 2015 года. И только тогда начнут решаться задачи по разбору старой конструкции и удалению горючего. «Нужен резервуар для того, чтобы поместить туда радиоактивные отходы и потом захоронить их окончательно. Такого резервуара пока нет», - поясняет Манчини. Новая конструкция тоже не будет вечной. Консорциум Novarka дает гарантию на сто лет. Украинские власти считают этот срок достаточным для того, чтобы собрать радиоактивные отходы, разобрать старый саркофаг и провести дезактивацию местности. Однако сейчас никто точно не знает, кто этим будет заниматься и как. Вторая фаза проекта вызывает много вопросов. В настоящее время на строительстве работают около 1,5 тысячи человек из почти 20 различных стран. Их работа организована посменно в зависимости от времени, в течение которого люди подвергаются воздействию радиации. Иногда это 15 дней работы на месте и 15 дней отдыха. Рабочий день начинается со столь же простой, сколь и необходимой процедуры: установки дозиметра на рабочую одежду. Около старого энергоблока стрелка дозиметра зашкаливает, но это не вызывает всплеска паники. «Уровень этой радиации не превышает тот, что получают летчики во время трансатлантического перелета», - поясняют специалисты. В комплект рабочей одежды входят маски, сапоги, шлемы и перчатки. Вблизи реактора, где работать можно не более четырех часов подряд, рабочие находятся за свинцовым щитом. Иностранные рабочие живут в городе Славутиче, расположенном в 40 километрах от АЭС. Город был построен после аварии, чтобы разместить там персонал АЭС. «Нельзя сказать, что здесь кипит культурная жизнь, но мы как-то организовались», - говорит Хавьер Кету (Xavier Quetu), глава финансового отдела консорциума Novarka. Французские специалисты даже основали свою начальную школу, которая насчитывает десять учеников. «Она немного похожа на сельскую школу прошлых лет, - говорит он. - Учителя работают с ребятами разного уровня подготовки по программе, специально разработанной для домашних занятий». Решение о переезде со всей семьей в столь отдаленное место «не является простым, тут необходимо полное понимание со стороны обоих супругов», как говорит Кету.
Автор: Ана Ларасаро Бош (Ana Lárazaro Bosch)
26.01.2013
Просмотров: 488